Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
После определенной точки деньги перестают быть целью, они перестают вообще иметь значение. Сама игра — вот, что захватывает.
Аристотель Онассис, греческий судовладелец, миллиардер
Latviannews
English version

Бизнес на обороне — как брак по расчету

Поделиться:
Глава Латвийской федерации безопасности и оборонной промышленности Элина Эгле. Фото: flickr.com
Общество привыкло сетовать на увеличение военного бюджета, считая, что таким образом государство обделяет другие сферы народного хозяйства. Но немногие задумываются, что этот бюджет дает заработать латвийскому бизнесу и положительно влияет на благосостояние жителей страны. В том числе и за счет налоговых поступлений от компаний, работающих в отрасли оборонной индустрии.

Таких фирм в Латвии становится все больше, и это действительно та сфера, где возможности для заработка очень велики. Правда, есть нюансы. О них в интервью «Открытому городу» рассказала глава Латвийской федерации безопасности и оборонной промышленности Элина Эгле.

Зарубежные специалисты говорят: супер, здесь есть с кем сотрудничать

То, что в Латвии есть такая федерация и вообще оборонная промышленность, кажется немного странным, учитывая размеры нашей страны. Поясните, насколько это серьезно?
Часто можно слышать: зачем что-то производить для безопасности и обороны, если нам ничего не грозит. Но, когда мы имеем пару кибератак на рабочий или личный компьютер, или когда, вдруг, перестает работать банковская система, начинаем задумываться откуда это и почему. А ведь это и есть вопрос безопасности. В Латвии, и вообще в Европе, за последние 20-30 лет он как-то отошел на задний план. Мы привыкли, что живем в безопасной среде, у нас на улицах все спокойно. Но случившийся миграционный кризис, серия терактов кое-что поменяли в наших головах.

Когда мы говорим «оборонная индустрия», речь идет не только об обороне, но и о многих секторах безопасности. Безопасность — очень обширное понятие. Поэтому в названии нашей федерации это слово идет первым.
Электроника, программирование, виртуальная реальность, искусственный интеллект — все это имеет прямое отношение к индустрии обороны и безопасности. И все это в Латвии не только развивается, но и внедряется.

Конечно, некоторые технологии мы покупаем, потому что их нет у нас. Но потом мы эти технологии перенимаем. И это возможность познакомиться с мировыми грандами, которые работают по всему миру. И предлагать им свои продукты. Что мы успешно и делаем.

Возможности для оборонной индустрии в Латвии очень неплохие. Мы опираемся на хорошую базу, заложенную в нашей стране много лет назад. Возьмем ту же авиацию — откуда у нас так много компаний, производящих дроны? К нам приезжают специалисты из крупных мировых авиапроизводителей и говорят: супер, здесь интересно, есть с кем сотрудничать. Так что, ничто не появляется на пустом месте. У нас всегда были и есть инженеры, которые все это развивают.

Когда и почему появилась необходимость в создании вашей федерации?
Все началось с бизнеса. Моими первыми клиентами были турецкие строители, которые строили в Лиелварде военный аэродром. Тогда появилось понимание, что компаниям, работающим на иностранном и достаточно специфическом рынке, где все довольно сильно регламентировано, нужна помощь. Сразу возник вопрос, а как себя чувствуют наши компании, работающие в этом секторе на экспорт? Не нужна ли им тоже помощь?

В 2012 году в Латвии прошли Дни оборонной индустрии НАТО. Они проводятся каждый год в разных странах. Собираются бизнесмены и военные и обсуждают, как развивать отрасль обороны и безопасности. Так вот, от Латвии тогда участвовало четыре компании, в том числе моя маленькая консультационная фирма, а также Рижский технический университет. Это был посткризисный период, огромная конкуренция на рынке, но разговор шел о возможностях развития. В этом сегменте была большая перспектива, я ее видела. И стала обзванивать знакомых, которые в этой отрасли работали. Набралось пятнадцать юридических лиц — с этого началась Латвийская федерация безопасности и оборонной индустрии. Это был 2013-й год.

Сейчас в федерацию входит семьдесят компаний. За 2017-й год их оборот составил 480 млн евро, а налогов уплачено государству 57 млн. Думаю, что за 2018 год (данных еще нет) оборот дошел до полумиллиарда евро.

Полмиллиарда — для Латвии цифра впечатляющая. Можно ли привести конкретные компании, добившиеся успех в вашей отрасли, И куда идет их продукция?
Порядка 90% продукции, производимой латвийской отраслью оборонной индустрии, идет на экспорт. География очень широкая. На первом месте, конечно, европейские страны. Сюда поставляется больше всего индивидуальной экипировки для спецназа — в Скандинавию, во Францию. Самый заметный латвийский экспортер военной экипировки — компания SRC Brasa. В числе ее клиентов и латвийская армия.

Далее американский континент. Туда из Латвии идут боеприпасы для специальных войск. Например, инновационные патроны с силиконовыми пулями для контроля за скоплением больших людских масс. Наиболее известный Латвийский производитель боеприпасов — это компания D Dupleks. Поставляет боевые патроны, как армиям стран НАТО, так и правоохранительным органам.

Компания Valpro снабжает Южную Африку и Австралию канистрами для топлива. Среди компаний, производящих беспилотники для военных нужд, можно отметить компанию UAV Factory. Электронные системы успешно разрабатывает HansaMatrix, программное обеспечение — DATI Group.


Каждый год во время военных учений у латвийских производителей есть возможность тестировать и демонстрировать новые продукты. Фото: flickr.com/Latvijas armija.jpg
Самый заметный латвийский экспортер военной экипировки — компания SRC Brasa. Фото: brasa.lv
Компания UAV Factory производит беспилотники для военных нужд. Фото: uavfactory.com
Двойной гиростабилизированный карданный подвес с датчиками Epsilon компании UAV Factory. Фото: uavfactory.com
Станция наземного контроля. Фото: uavfactory.com

Привилегий нет, есть повышенные требования

Почувствовала ли наша отрасль безопасности и оборонной индустрии на себе увеличение доли бюджета на оборонные нужды, которая сейчас составляет уже 2% от ВВП? Увеличивается ли число государственных заказов?
Конечно, почувствовала. Но мы не растем в какой-то геометрической прогрессии — типа: ух, деньги пошли! Такого нет. Рост оборота у нас, в среднем, порядка 10% в год. Потому что есть много еще таких вещей, о которых сразу не скажешь, что они относятся к обороне. Например, строительство. Да, развивается оборонная инфраструктура, но это не совсем то, что идет в нашу «корзиночку».

Но то, что с ростом оборонного бюджета растут возможности для бизнеса, — очевидно. С нашей стороны важно использовать возможность показать себя на домашнем рынке, вести диалог с Министерством обороны, как улучшить свои продукты, как их более эффективно развивать для нужд обороны. Это к тому же хороший плацдарм для экспорта. В нашем секторе очень важны отзывы. Если твою продукцию дома не покупают, как ты можешь что-то продавать другим армиям? Поэтому мы часто используем такую возможность даже не для того, чтобы получить контракт, а чтобы что-то было протестировано в нашей армии, или прошла какая-то позитивная демонстрация продукта, который мы произвели.

Каждый год во время учений у нас есть возможность тестировать и демонстрировать новые продукты. При этом мы показываем их не только латвийской армии, но и всем членам альянса, которые принимают участие в учениях. Как еще лучше можно представить себя и где?

Да, мы, конечно, ездим на выставки — и в Париж, и в Лондон. Но это выставки — там ты не можешь показать все в полевых условиях. Так что это совсем другая возможность для нашего бизнеса.

Учитывая повышенное внимание к этой сфере, у вас должны быть особые, привилегированные условия со стороны государства. Это так?
Скажу так: это не та отрасль, где есть какие-то привилегии. Здесь более уместно сравнение со спортом: если ты в высшей лиге, то просто должен быть самым лучшим. Да, ты сейчас чемпион, но еще сто таких как ты хотят занять твое место. Какие могут быть у тебя привилегии?

Конечно, мы понимаем, что наш прямой клиент — это государственная структура, где присутствуют очень строгие требования. И конечно, у них есть возможность нас прорекламировать. Такая возможность для нас важнее, чем сиюминутный заработок. Это одна сторона.

Но вы коснулись и другой, более серьезной темы — вопроса о всеобщей оборонной системе. Когда каждый человек должен понимать, как себя вести и что делать в обстоятельствах кризиса. Ведь существуют разные риски для безопасности, начиная от стихийных явлений, заканчивая прямой военной угрозой. И обществу надо быть к этому готовым. И тогда мы подходим к вопросу развития системы стратегического партнерства так, как она развивается, например, в Скандинавии, Швейцарии, Израиле. Где, во-первых, обращается внимание на действия жителей страны в сложной ситуации, а, во-вторых, на действия бизнеса. И к тем компаниям, которые работают с оборонным сектором, в чрезвычайных ситуациях предъявляются особые требования. В этом смысле мы говорим уже не о привилегиях, а об обратном. О том, что работники нашей отрасли должны понимать, что они могут быть просто мобилизованы. Ведь в чрезвычайных условиях и подход чрезвычайный — ситуации, когда необходимо что-то ремонтировать или производить, а людей нет, должны быть исключены.

Какие есть ограничения и особые требования для бизнесменов и компаний, которые хотят работать в этой отрасли?
Наша отрасль очень разная. Если вы захотите, скажем, продавать салфетки для военной столовой, то особых каких-то требований к вам не будет, кроме хорошего качества салфеток.

Все зависит от того, в каком секторе оборонной отрасли работает компания. Но в любом случае надо понимать, что здесь будут дополнительные условия и проверки. Аудит качества, тестирование продукции, ее соответствие, в отдельных случаях, стандартам НАТО и т. д. Особенно это важно, если вы хотите работать на экспортном рынке.

Геополитическая напряженность, получается, выгодна для развития вашей отрасли?
Понятие безопасности — шире, чем просто риски, связанные с геополитической обстановкой. Мир сейчас меняется, прежней биполярности уже нет. Существует множество разных региональных интересов. Мы видим различные региональные конфликты. Идет борьба за ресурсы, они на нашей планете исчерпаемы. То есть, тема безопасности актуальна всегда.

Естественно, Европа выстраивает свою оборонную систему. Начинает работать первая программа Европейского фонда обороны, по которой компании безопасности и оборонной индустрии смогут получать финансирование. Такое происходит впервые в истории. Пусть вначале это будут не очень большие средства — около 500 млн в год, но этот фонд будет развиваться. Ранее оборонный сектор не мог претендовать ни на какие европейские деньги.

Каждый хочет продать свой продукт

В одном из интервью вы говорили о тенденции покупать более дорогие продукты через посредников и о необходимости сломать эту тенденцию. Поясните, пожалуйста, о чем идет речь?
Если мы проанализируем процесс закупок, то на данный момент нашему бизнесу надо еще много работать над тем, чтобы мы могли все больше сами снабжать свою армию. Сейчас же ситуация такова, что множество посредников пользуются тем, что на нашем рынке нет части продукции, необходимой для обороны и безопасности. Либо заказчики просто не знают, что на латвийском рынке эти продукты есть. В результате, все это импортируется по завышенным ценам.

Конечно, мы не можем пока обеспечить достаточного объема продукции, но с каждым годом мы эту тенденцию пытаемся немного менять.

Некоторые закупки нашего Министерства обороны, которые оно производит на внешнем рынке, получают большой резонанс в СМИ и в обществе, в целом. Как, например, приобретение подержанной техники и вооружения за немалые деньги. Насколько это рационально, и можно ли здесь применить так называемое импортозамещение?
Когда мы говорим о закупках больших систем, надо понимать, что в двери Министерства обороны стучит обширнейший круг производителей и посредников из разных стран. И каждый, конечно, хочет продать свой продукт.

Надо также учитывать, что довольно часто, когда у нас уже есть какие-то средства покупать то, что действительно необходимо, многие технологии и системы покупаются впервые. И здесь может играть свою роль отсутствие опыта.

Есть хорошие примеры сотрудничества больших зарубежных производителей с местной оборонной индустрией.

Ассоциированными членами нашей федерации являются шесть крупных мировых компаний, занимающих лидирующие позиции на рынке. И мы напрямую с ними работаем и показываем возможности нашего бизнеса.

Следующий важный момент — понимание всего жизненного цикла конкретного продукта или технологии. Это также как с автомобилем: одно дело — его купить, другое — содержать. В сфере обороны похожие процессы.

Вообще, продуктов для сферы обороны и безопасности очень много в мире. И выявить самые оптимальные из них очень сложно. Это требует времени, иногда нескольких лет. Поэтому компании, работающие в этой сфере, должны с этим считаться. Вероятность, каких-то быстрых и выгодных сделок здесь невелика. Это не тот сектор, где можно рассчитывать на удачу. Цели достигает лишь емкий и стратегически выверенный труд.

Можно назвать эти зарубежные компании?
Один из крупнейших в Израиле производителем вооружений компания Rafael, шведский автоконцерн SAAB, также выполняющий военные заказы, американская корпорация OSHKOSH Defense — известным производителем военной транспортной техники. Среди наших партнеров — норвежская компания Kongsberg Gruppen, которая разрабатывает высокотехнологичные системы наведения, контроля и навигации для нужд обороны, шведская Interspiro AB, производящая дыхательные аппараты для пожаротушения и оборудование для водолазов, британская BAE Systems, занимающаяся аэрокосмическими разработками и системами информационной безопасности.

Потенциал есть, с инвестициями хуже

Насколько велики и эффективны инвестиции в сферу оборонного бизнеса?
Инвестиции — тема довольно острая. Наша отрасль во все время считалась несколько неудобной: ну, нельзя же поддерживать производителей оружия. Приходится принять во внимание и то давление, которому сейчас подвергается банковский сектор Латвии. Если сейчас я, как представитель оборонной индустрии, обращусь в наш банк за кредитом, думаю, на 99,9% мне в кредитовании откажут. Причиной будет либо банковская политика, либо политика акционеров банка, либо непонимание рисков этого бизнеса. Часто сложность составляет не только получение кредитных средств, а даже открытие банковского счета. Поэтому нам очень важно сотрудничество с банковским и финансовым сектором. Мы его стараемся наладить и хотим, чтобы этот диалог был открытым.

Но есть и альтернативные возможности. Например, Европейский инвестиционный банк начал давать средства на производство продуктов двойного применения, которые могут использоваться как на нужды обороны и безопасности, так и для повседневной жизни.

Как бы вы оценили потенциал развития в Латвии отрасли оборонного бизнеса?
Надо исходить из потенциала рынка, а он — большой и стабильно растет не только в Латвии, но и в других странах. Международное сотрудничество дает возможности внедриться в цепь снабжения оборонной сферы. Через те продукты, которые создаются в Латвии мы имеем возможность встраиваться в консорциумы. Поскольку наш бизнес сравнительно маленький, это очень важно.

Важно также отказаться от старых догм, когда Министерство обороны связывали исключительно с вооружением. Впрочем, все это тоже у нас останется — и дроны, и специализированные машины, и самолеты. То есть, возможностей для таких традиционных отраслей, как, например, металлообработка, точно меньше не станет. Но, конечно, надо смотреть и на потенциал таких отраслей, как программирование и вообще IT-технологии. За этим будущее. Это значит, что всегда будут востребованы специалисты этой отрасли.

Знают ли продукцию латвийских фирм на мировом рынке обороны и безопасности?
В нишевых продуктах Латвия уже прозвучала в мире. Это электроника, оптика, программирование. В других секторах не всегда наши бренды звучат, так как посредники часто специально делают производителя неизвестным. И из этой ситуации надо выходить. Но, чтобы достойно выйти на рынок со своим брендом, часто необходимо дополнительно инвестировать в производимый продукт, чтобы довести его до высочайшего качества. В сфере экипировки и боеприпасов такие примеры у нас есть.

Главное, чтобы были здоровые амбиции и огромная трудоспособность. В этой отрасли оценивают, в первую очередь, мозги. В крупных натовских проектах обычно не смотрят, где что-то подешевле. Там смотрят, где бизнес будет готов идти с тобой дальше. Менять партнеров здесь не принято. Это как в браке по расчету — какими бы ни были отношения, они должны быть взаимовыгодными и долгосрочными. С конечным видением общей цели.

Евгений Павлов/"Открытый город"
 

15-04-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!