Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Наши недостатки растут на одной почве с нашими достоинствами, и трудно вырвать одни, пощадив другие.
Иван Тургенев, русский писатель
Latviannews
English version

Американская мечта рижского школьника

Поделиться:
Кирилл Ловенецкий в Калифорнийском заливе.
Предметы по выбору, отсутствие классных коллективов и водительские права в качестве бонуса: ученик 12-го класса Рижской школы № 10 Кирилл Ловенецкий полгода проучился в США и поделился своими впечатлениями с «Открытым городом».

Билет в Калифорнию

— Мне очень хотелось поучиться за границей, — рассказал Кирилл. — Хотелось попасть именно в Америку — очень много о ней слышал, но увидеть все своими глазами — совсем другое дело. Заодно и английский язык, конечно, подтянуть. В прошлом году во втором семестре 11-го класса я отправился в «золотой» штат — Калифорнию.

Искать программы обмена школьниками я начал за полгода до отъезда. Такие программы есть в Латвии, но ребята из нашей страны обычно выбирают страны Европы. Интересно, что участвовать в таких программах можно даже без предварительного знания языка. Некоторые старшеклассники отправились в Италию или Испанию, не зная не то что итальянский или испанский, но даже английский!

Ну, а я выбрал Америку. Родители меня поддержали — без их моральной и материальной поддержки я бы не справился, да и все бюрократические вопросы без них решить было бы сложно. Пришлось оформить очень много бумаг.

Я не знал ни штата, в который попаду, ни тем более города, потому что не ты выбираешь, куда ехать, а тебя выбирают американские семьи, участвующие в этой программе обмена. Сначала пишешь заявку и CV, потом два месяца заполняешь анкеты, делаешь всевозможные тесты, пишешь сочинения и письма. Никакой уверенности в том, что поеду, не было.
 
Выпускной в американской школе.
Урок серфинга для иностранных студентов.
О чем было сочинение?
Как обычно — о мотивации и планах на будущее. Объем — 400 слов. Я писал, что планирую поступить в университет, хочу изучать информатику. В письмах рассказывал о себе, о своих хобби, даже о том, как проходит мой обычный день. Дело в том, что семьи, которые готовы принять у себя школьника из другой страны, должны все знать о человеке, который будет у них жить полгода или год. В ответных письмах семьи тоже расписывали каждый день своей жизни — кем работают, что едят на завтрак, куда ходят по выходным, чем интересуются. Некоторые семьи выбирают себе подобных, другие наоборот ищут противоположностей.

Из Латвии нас было четверо: двое из русских школ, двое из латышских, все попали в разные штаты. В моем округе, в городе Валенсия, который находится вблизи Лос-Анджелеса, около двадцати американских семей участвовали в программе обмена, поэтому в нашей школе оказалось пару ребят из Италии и Таиланда. Всех нас определили в государственную школу — public school.

Известно, что наличие хорошей государственной школы в американском городе — это залог его процветания, потому что семьи с детьми будут стремиться жить в этом городе и, следовательно, покупать там недвижимость. Без нужной «прописки» в школу не попадешь.
Да, это так. Мне повезло — наша школа, как и сам город, называлась «Валенсия» и была одной из лучших государственных школ округа. Район, в котором она находилась, считался очень престижным.

Путешествовать по Америке у меня возможности почти не было, но, судя по рассказам, каждый регион сильно отличается от других. Даже города отличаются. В Калифорнии все спокойные, расслабленные, в шортах и с улыбкой на лице. Бабушку через дорогу пропустят в неположенном месте и даже помогут перейти. Тогда как на противоположном побережье, например, в Чикаго, где мне удалось побывать, ритм жизни совершенно другой — там люди деловые, там все спешат, там ты — винтик в огромной системе, а легкое хамство — неотъемлемая часть повседневной жизни.

Семья, которая тебя пригласила, выбрала «себе подобного» или наоборот?
Сперва думал, что выбрали по схожести интересов, но за полгода опытным путем убедился в обратном. Однако это и есть позитивный момент — я пожил в совершенно другой культуре, узнал и перенял много нового, и, думаю, было бы скучно жить в семье, где не было бы возможности поспорить о том, что надо выключать свет, выходя из дома. Будучи халтурщиком по натуре, в Валенсии я научился работать и не откладывать все дела «на потом». У меня даже большая кружка сохранилась в подарок от «родителей» — с надписью «Не халтурь!»

Я жил в семье с двумя детьми, так что приобрел «брата» и «сестру» — на несколько лет младше меня. Сразу после моего приезда мне показалось, что «папа» был строгим, а «мама» — наоборот, доброй и душевной, хотя, спустя полгода, все стало ровно наоборот: «отец» стал более улыбающимся и понимающим, а «мама» оказалась со стержнем, хотя при расставании и плакала. Моя американская «сестра» сильно увлекалась корейской поп-культурой и была кадетом в Программе подготовки молодых резервистов (JROTC), а «брат» увлекался историей — мог целыми днями изучать какой-нибудь исторический эпизод, а потом, за ужином, спорить на эту тему со своим папой.

Мне сначала было тяжело: резкая смена обстановки и культуры дает о себе знать. Я по натуре — интроверт, поэтому постоянно приходилось пересиливать себя, знакомиться с огромным для меня количеством новых людей, уходить из своей комфортной зоны и вести совершенно другой образ жизни. Было туговато и с языком: школа не давала никакой поблажки на то, что я не «нейтив спикер», и приходилось работать больше, чем местным. Но я частенько позволял себе и расслабиться, что сказывалось на оценках. Из-за этого часто были неприятные разговоры с «родителями». Но мы стали друзьями, я чувствовал как у себя дома и мог к ним обратиться с любым вопросом. Мы до сих пор переписываемся: их интересует, что происходит в моей жизни, а меня интересует, как обстоят их дела. Жалею, что проводил с ними мало времени. Надеюсь когда-нибудь еще раз их увидеть.

Ценности американцев сильно отличаются от наших?
Разница обусловлена различием культур. Естественно, у нас были разные ценности, и мы по-разному интерпретировали одинаковые вещи. Взять хотя бы отношение к работе. У американцев переработка — абсолютно естественное дело. Это — «в крови». Большую часть дня они проводят либо за рабочим столом, работая сверхурочно, либо в дороге на работу, либо употребляя фастфуд в салоне автомобиля, так как времени на нормальную еду не хватает. Хоть мой «папа» очень заботился о здоровом образе жизни, но работал очень много — я его почти не видел дома. Я, конечно, тоже считаю, что работать надо много, и сам могу целыми днями и ночами сидеть, посвящая время любимому делу, но все же у нас более умеренное отношение к работе, более человечное.

Другой момент: многие считают, что США — страна великих возможностей. Американцы, в свою очередь, имеют другую философию — делать только «свою» работу и не вмешиваться туда, куда «не приглашали». Это пронизывает все аспекты жизни — от карьеры до бытовых вещей. Перегорела лампочка? Я бы взял, да поменял, но «мама» всегда вызывала электрика, потому что на все нужна лицензия — даже, чтобы яму в саду вырыть.

Также меня удивило отношение между детьми и родителями. Родители очень сильно опекают детей-школьников, контролируя их во всем — от выбора еды до выбора друзей. Каждый день «мама» собирала нам троим обед в школу. Причем еда всегда была одинаковой. Для меня каждый день есть одно и то же было испытанием, да и стыдно как-то с ланч-боксом ходить! Но выбора не было. Школа тоже контролирует учащихся. Если ребенок пропустит один урок, завуч тут же объявит тревогу, а вечером ученика ждет разговор с разъяренными родителями, поэтому прогуливать никто не решается. Зато сразу после окончания школы, буквально через нескольких дней после выпускного, родители отпускают детей на свободу и практически разрывают с ними близкие отношения.

С другой стороны, у всех приведенных мною примеров есть и позитивная сторона, уменьшающая, например, количество несчастных случаев при работе с электроприборами или улучшающая школьную успеваемость. Все зависит от точки зрения.

Хочешь — теннис, хочешь — история кино

Как построено обучение в американских государственных школах?
В моей школе было около четырех тысяч учеников, и территория в десять раз больше, чем у нашей, рижской. На этой территории много одноэтажных зданий — целый кампус с огромной стоянкой. Стоянка, как у торгового центра. Дело в том, что права в Калифорнии школьники получают с 16 лет, а те, кто работает и не учится — с 21 года, поэтому в школах много учеников, которые искренне не желают образовываться, но ходят туда из-за возможности получить водительские права. Без прав жить в США очень сложно, а в Калифорнии — тем более, ведь расстояния большие, поэтому все перемещаются на машинах. Когда я ходил погулять в центр города, то людей на дорогах практически не видел — одни машины.

Американские учителя работают иначе, чем наши рижские педагоги. У нашего учителя — жесткий регламент в том, как надо преподавать, на каком языке и каким учебником пользоваться, у американского учителя больше свободы, программа не заточена лишь под сдачу экзаменов, и поэтому по каким-то темам учитель может просто «пробежаться», а на других — остановиться поподробнее или взять что-то посложнее.

Учителей не волнуют результаты выпускных экзаменов?
Привычных нам выпускных школьных экзаменов в США нет. Экзамены сдают в течение всей старшей школы. Там существуют отдельные экзаменационные центры, где опционально сдают экзамены по всем нужным предметам. Примерно так, как мы в Латвии сдаем английский и получаем международный сертификат TOEFL и IELTS, в Америке сдают не только английский, но все остальные предметы. Кстати, эти экзамены можно сдать и в Латвии.

Если говорить о школьной системе образования (K 12) США, то она начинается с 4–5 лет, поэтому американцы оканчивают школу на год раньше, чем мы — в 17 лет. С 6 лет дети учатся в еlementary school, с 10 лет в middle school, а с 14 лет в high school. В Валенсии меня определили в выпускной класс — условно в наш 12-й. Просто по возрасту. Мне даже удалось насладиться настоящим «американским» выпускным, который больше напоминает церемонию при вручении университетского диплома и проходит на огромном школьном стадионе. Все было очень по-деловому, никаких ресторанов и подарков, но при этом выпускной показался очень торжественным и красочным. На такой церемонии можно реально почувствовать себя звездой!

Уроки в старшей школе проходят совершенно по-другому, нежели в Латвии. Нет жесткого расписания, которое составляет школа. Есть список всех предметов, которые надо усвоить за четыре года старшей школы, и каждый ученик выбирает шесть-семь предметов на семестр. По-моему, это удобно: не надо распыляться на десять наших предметов, а сосредоточиться сначала на одних, а потом на других. К тому же есть и предметы «на выбор», которые брать не обязательно, но которые в принципе не доступны в рижских школах. Например, огромный выбор иностранных языков, помимо привычных нам немецкого, французского и английского. Также доступны предметы, на которых можно просто расслабиться и получать удовольствие — история кино, криминалистика или музыкальная студия, где можно научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Вместо нашей стандартной физкультуры американские дети могут выбрать бейсбол, софтбол, лакросс, теннис, прыжки в высоту и другие.

Я выбрал те предметы, которые изучал в Рижской школе № 10, ведь мне в этом году по ним надо сдавать экзамены: математику, физику, информатику, английский, а дополнительно экономику и маркетинг. Кстати, на экономике в американской школе мы занимались анализом современных данных — влияния текущих событий на экономику, а не только заучивали термины и формулы. Благодаря тому, что уроки по выбранным предметам повторялись каждый день, было проще сосредотачиваться на материале, а не вспоминать, что же было неделю назад.

Чаще всего в первый год обучения старшеклассники выбирают биологию и целый год каждый день изучают биологию. Весь курс биологии, который мы изучаем три года. На второй год берут химию, на третий год — физику. Кроме этого есть программы разного уровня сложности. К примеру, изучаешь первый год общий курс биологии и понимаешь, что тебе эта наука интересна — на второй год можешь взять углубленный курс, сравнимый с первыми курсами университета — Advanced Placement. Сдав экзамен за этот курс, получаешь некоторое количество кредитных пунктов, которые дают освобождение от первых семестров этого предмета в большинстве университетов США. Очень удобно! Я выбрал такой углубленный курс по информатике (Computer Science).

Не нравится учитель — поменяем!

И на сколько ты сдал экзамен по информатике?
На максимальные 5 баллов. Меня еще с детства интересовала информатика, поэтому много лет ею занимаюсь — было легко сдавать экзамен. По физике я тоже выбрал AP-уровень, но это был очень сложный экзамен — сдал на три балла. Я тот еще халтурщик, мог бы работать больше, но вокруг солнце и так много новых впечатлений, что расслабился.

Большим плюсом американского образования, на мой взгляд, является соотношение знаний ученика и бесполезной траты его времени — там трата времени почти нулевая. Ученик 9-го класса, к примеру, может выбрать для изучения курс математики 12-го класса, если он уже освоил предыдущий материал.

У нас же, в рижских школах, все наоборот. Взять, например, мой класс — у нас есть ученица, уже давно превзошедшая школьный уровень математики, поэтому во время уроков она сидит и скучает. В США, если ученик условно 9-го класса обладает достаточными знаниями, то он вправе выбрать даже высший уровень и учиться среди равных по знаниям, а не по возрасту.

Что касается домашних заданий, то, к моему удивлению, иногда эти задания были рассчитаны не на исследование, а на банальное переписывание однотипных упражнений. Все зависит от учителя — у меня такой попался по математике. Если я находил более элегантный способ решения примера и показывал учителю — она даже в тетрадь отказывалась смотреть, потому что пример решен не по «ее» способу. К счастью, в течение семестра была возможность поменять учителя. Тем не менее, домашние задания все ученики делают в полном объеме.

Как ты думаешь — почему?
Потому что эти оценки составляют треть от годовой оценки, а шкала оценивания у них гораздо более строгая: наша «шестерка» у них полный провал — F (от Failure). Почти все старшеклассники готовятся поступать в университеты и начинают думать об этом гораздо раньше, чем мы. Еще в классе 7–8-м. В старшей школе они уже знают, в какой университет будут поступать и на какое направление. В Риге многие среди моих одноклассников определились лишь в середине 12-го класса.

Как мне кажется, это связано с тем, что высшее образование в США не просто дорогое, а крайне дорогое — в приватных вузах стоимость за семестр стремится к отметке 70 тысяч. Однако, имея хорошую академическую историю, американские школьники могут рассчитывать на финансовую помощь от университета, а также на различные гранты, хотя большинство все же «окунается» в кредиты, которые потом выплачивают полжизни.

Неужели среди твоих американских одноклассников не было лоботрясов?!
Конечно, были и такие ученики, как и везде в мире, но мне показалось, там их гораздо меньше — это зависит от школы. Лоботрясы не нацеливаются на высшее образование, поэтому и учатся соответственно. Я говорю о тех, кто нацелен на хороший университет — они мотивированы намного больше, чем мы.

Появились ли у тебя друзья среди одноклассников?
Да у меня не было одноклассников! Классов как таковых в американской школе тоже нет. Сегодня я иду на биологию и учусь в одной группе, завтра пойду на информатику, и там будут совершенно другие ребята. Я читал о том, что это делается специально: при отсутствии привязанностей и дружеских связей повышается успеваемость, так как конкуренция более жесткая. Про списывание можно забыть!

Марафон для хакеров

Недавно твой проект по информатике получил главную премию в марафоне для юных хакеров Latvijas skolu atvērto datu hakatons. Что это был за проект и как ты туда попал?
У нас в Латвии периодически проходят олимпиады по программированию, но мне никогда не нравилась их тематика — мне по душе что-то более прикладное, чем написать алгоритм для вычисления количества прыжков кузнечика.

В этот раз наш любимый учитель по информатике Наталья Ивановна Родина нашла информацию про хакатон — конкурс по использованию открытых данных. Призовой фонд был очень заманчивым, но и сама тема была интересной — было крайне интересно провести исследовательскую работу с пользой для общества.

Сначала была идея написать программу планировщика безопасных веломаршрутов, но это показалось заурядным. К тому же, как потом оказалось, у некоторых участников конкурса были такие же идеи. Были интересные проекты по экологии и переработке отходов, а команда из гимназии Резекне создала приложение по очередям в школьной столовой: смотришь приложение на телефоне и понимаешь, что на этой перемене в столовой большая очередь и туда лучше не ходить, а на следующей перемене очереди нет и можно спокойно пообедать.

У меня появилась идея создать приложение, которое показывало бы совместимость лекарств и напоминало бы их вовремя принимать. Благодаря открытым данным из Zāļu valsts aģentūra и Европейской молекулярно-биологической лаборатории, анализируя данные более 13 тысяч медикаментов, распространенных в Латвии, а также их активность в организме человека, удалось проделать путь от концепта до реально работающего прототипа. Приложение служит единым местом, куда заносятся принимаемые сейчас лекарства, и подсказывает, как лучше распределить их прием, чтобы они друг с другом не взаимодействовали, а также показывает, какие лекарства вместе вообще принимать нельзя.

Много ли несовместимостей ты обнаружил?
Они есть и были всегда. Информация есть в каждой инструкции к лекарству, но очень часто люди начинают заниматься самолечением, а в инструкции их случай может быть не описан, поэтому о любой комбинации лекарств нужно сперва спрашивать у врачей — они знают наверняка. Однако врачи не могут держать информацию о 13 тысяч лекарств в голове. Бывают случаи, когда пациент принимает лекарства, выписанные разными врачами, и забывает предупредить об этом. Мое приложение сделает жизнь проще как врачам, так и пациентам.

И где такое приложение можно получить?
Мы еще не готовы к публичному запуску, множество аспектов приложения нуждаются в независимой верификации, нужно рассмотреть и юридические аспекты. Но в течение года мы планируем запуск, чтобы любой пользователь iOS и Android смог его скачать бесплатно.

После окончания 12-го класса останешься учиться в Латвии?
Возможно, но есть и планы учиться за границей. Все же хочется изучать информатику на ее «родном» языке — английском. Собираюсь специализироваться в области биомедицины и программирования.

Юлия Александрова/"Открытый город"

Фото: архив Кирилла Ловенецкого
 
30-08-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Роман 30.08.2019
Моя дочь провела три месяца в США, в трех разных семьях. Потом два раза по полгода в Китае. Теперь - только Китай, она в восторге. Про штаты даже и не вспоминает.
Журнал
№9(114)Сентябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Янис Зелменис: Не стреляйте в биатлониста!
  • Глеб Павловский: Кремлевский блиц
  • Как Бродский научил Гениса любить  На Бэ
  • Лилита Озолиня: "Я не прощаю предательства"