Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Женщины-политики у нас появятся реально тогда, когда проблемы власти не будут решаться в бане с водкой, пивом и девочками.
Ирина Хакамада, российский политический деятель
Latviannews
English version

Экс-прокурор по делу Цукурса не понимает, что еще там можно изучить

Поделиться:
Документальных свидетельств не найдено, а былые свидетели давно на том свете. Этим аргументировал в прошлом году прокурор закрытие уголовного дела о деяниях Герберта Цукурса — до Второй мировой известного летчика, а в годы войны пособника нацистов, обвиняемого в массовых убийствах. Годом позднее старший прокурор отдела по расследованию особо важных дел Модрис Адлерс это решение отменил и вернул дело на доследование. Но прокурор Монвид Зелч, занимавшийся уголовным процессом, в недоумении — он считает работу завершенной, сообщает Rus.Lsm.lv со ссылкой на LTV.

По мнению Зелча, непонятно, что в рамках дела можно еще изучить, поскольку о бывшем национальном герое, затем служившем в «команде Арайса», занимавшейся истреблением евреев, собрано 13 томов различных материалов. Но ясности в вопросе, отвечал ли Цукурс только за автомашины и оружие (как утверждают его родственники) или же принимал участие в казнях, до сих пор нет.

Прокуратура дело Цукурса по статье о геноциде евреев рассматривает с 2006 года. Осенью 2018-го дело было закрыто с формулировкой «в связи с отсутствием состава преступления». Старший прокурор Уголовного департамента генпрокуратуры Арвид Калниньш тогда же поручил оценить, насколько обоснованно решение о прекращении дела. И вот спустя год старший прокурор по особо важным делам Модрис Адлерс вернул дело на доследование.

Он указал: «Расследование прервано преждевременно, не применены все предусмотренные законом действия по получению и проверке доказательств».

Прокурор Зелч сказал LTV, что еще не видел этого приказа, однако ему неясно, что еще можно выяснить в рамках дела Цукурса. Помимо документов в 13 томах, собрано еще много дигитальной информации, состоялась переписка с коллегами в других странах с просьбой о правовой помощи. Ответили все, кроме Израиля, чьи спецагенты в 1965 году Цукурса физически ликвидировали в Уругвае.

Вину Цукурса спустя столько лет мог бы подтвердить какой-то ранее неизвестный документ — например, написанный им и членами его команды отчет об убитых, или же какие-то еще достоверные свидетельства очевидцев, пояснил Зелч. В ряде публикаций в масс-медиа о Цукурсе такие свидетели упоминаются, но дело в том, что их уже нет в живых, пояснил прокурор.

«Только то, что такой документ получен, что кто-то кому-то что-то рассказал, еще не может считаться свидетельством, и это нельзя считать доказательством, если мы не можем этого подтвердить», — заявил он.

Зелч рассказал, что в отношении Цукурса уже проводилось расследование — в Бразилии, чье гражданство он после войны стремился получить. И в тот раз дело было закрыто без результата.

Как ранее сообщалось, возобновить дело Цукурса просил весной 2019 года и Совет еврейских общин Латвии, ссылаясь на ранее не известные следствию свидетельства частного лица — человек лично видел Цукурса и наблюдал за его действиями на территории Рижского гетто во время конвоирования узников в Румбулу к месту массовых расстрелов осенью 1941 года.

В июне 1941 года в Латвии жило около 93 тысяч евреев. Репрессии и массовые убийства начались сразу после вторжения нацистской Германии в Латвию. Евреи были отделены от сограждан, выгнаны из своих домов, заключены в гетто и в течении полугода в большинстве населенных мест Латвии полностью уничтожены.

Во время нацистской оккупации 1941-1945 гг. было убито более 70 тысяч латвийских евреев и более 20 тысяч евреев, депортированных в Латвию из других стран Европы.




В соответствии с этой установкой сцены «спонтанной» расправы местного населения над евреями были показаны в пропагандистском киножурнале Deutsche Wochenschau No. 567 за июль 1941 года. 
19-09-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№10(115)Октябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Олег Буров: "Мы работаем пожарными"
  • Любовь Щвецова о тайных механизмах власти
  • Татьяна Фаст: Как я искала Родину
  • Андрей Смирнов и его "Француз"
  • Почему не улыбается Игорь Верник?