Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мы живем, потому что Надежда обращается к Памяти, и обе нам лгут.
Джордж Гордон Байрон, английский поэт
Latviannews
English version

Марис Ревалдс: «Медицине всегда будет не хватать денег»

Поделиться:
Совладелец и председатель правления Veselības centrs 4 Марис Ревалдс. Фото: Диана Спиридовская/«Открытый город»
В пандемию латвийская медицина и медики получили столько денег, сколько не получали никогда. Тем не менее по многим показателям наше здравоохранение находится на последнем месте в Евросоюзе. Почему? Что не так с нашей медициной? Об этом «Открытый город» расспросил одного из самых известных и успешных в Латвии организаторов медицины, главу Латвийской ассоциации работодателей в сфере здравоохранения, совладельца и председателя правления Veselības centrs 4 (VС4) Мариса Ревалдса.

Медики догнали айтишников

Мы живем в период больших потрясений — и глобальных, и внутренних. Как на них реагирует наша медицина? Что в ней изменилось за последние годы?
Последние два года прошли под знаком пандемии, локдауна и ограничения доступа к услугам здравоохранения. Отмена этих ограничений в 2022 году привела к повышенному спросу на медуслуги. Пациенты, не попавшие к врачам в предыдущие годы, пытаются наверстать упущенное.

Несмотря на трудности, у предприятий VC4 и всей частной медицины показатели за 2021 год были рекордными. К нам не попадали обычные пациенты, но мы проводили огромное количество анализов, связанных с Covid-19. У частных лабораторий были рекордные обороты и рекордные прибыли. Также многие частные компании, особенно группы VC4 и VCA, участвовали в процессе вакцинации. И это тоже сильно увеличило наши обороты. Как ни парадоксально, с экономической точки зрения 2021 год для медучреждений был очень хорошим.

Но если посмотреть на ситуацию с точки зрения пациентов, то за годы ограничения услуг увеличилось количество запущенных заболеваний. Появились такие новые проблемы, как постковидные синдромы. Они очень разнообразные. Многие пациенты вынуждены проходить долгий процесс реабилитации.

А что получила за эти годы государственная медицина?
Та часть здравоохранения, которая оплачивается государством, во время пандемии получила огромные деньги. Их в эти годы никто не жалел. Большие инвестиции сделаны в оборудование. Многие клиники решили проблемы с подводом кислорода. Перестроены системы подачи кислорода под нужным давлением. Закуплено много новой диагностической техники.

Медработники тоже получали рекордные зарплаты — за счет доплат за ковид. Те, кто соприкасался с болезнью, получали фактически двойные зарплаты. Доплаты закончились только в этом году — их снимали постепенно, по 25% за квартал. И сейчас они остались только у тех, кто продолжает работать с ковидными больными. Но так как нынешний вариант вирусного заболевания безвреден, то тяжелобольных сейчас относительно мало.

Медики, которые до этого считались недооцененными, в пандемию по уровню зарплат поднялись до айтишников и заняли пятое место в рейтинге самых оплачиваемых профессий! Правда сейчас мы видим обратный, очень болезненный процесс: зарплаты упали в момент инфляции, которая превышает 20%. Причем Балтийские страны по этому показателю опередили ЕС, где в среднем инфляция около 10%.

На последнем месте в ЕС

Так нужны ли еще медицине деньги? Или это стало просто навязчивой идеей?
Логичный вопрос. Могу сказать, что столько денег в медицине не было никогда. Например, в этом году бюджет здравоохранения достиг 1535,8 млн евро.

Этого достаточно?
Медицине всегда будет недостаточно. И так во всем мире. Здравоохранение может проглотить любые суммы и всегда люди будут недовольны. Например, в США и других странах, где очень большие бюджеты здравоохранения, результат бывает неудовлетворительным. В мире много парадоксального.
Но, несмотря на рекордные поступления из бюджета, высокие зарплаты и инвестиции, нам все равно не хватает денег из-за инерции прошлых лет, когда с финансированием было плохо. Если посмотреть в процентах от национального дохода, то в начале этого столетия медицина получала 2,95% от ВВП, а сейчас — 4,5–4,6%.

Для Латвии это рекорд. Но если посмотрим на другие страны, то мы соревнуемся с Болгарией и Румынией за последнее место. К сожалению, другие страны в пандемию нашли еще больше средств для инвестиций.

Эстония и Литва тоже?
Конечно! Здесь мы с Эстонией и Литвой давно не равняемся. Мы на последнем месте в Евросоюзе!

И все же есть плюсы: медицинские услуги у нас дешевле. И многие иностранцы выбирают Латвию, чтобы лечиться здесь.
Да, для иностранцев здесь все очень дешево. Американцы, канадцы, австралийцы с удовольствием приезжают к нам лечиться. Во время ковида были проблемы с пересечением границ. Но сейчас мы видим, что вернулись пациенты из европейской части — Великобритании, Ирландии, Скандинавии. И как ни парадоксально, из Германии, правда, не коренные немцы.

Выбирают эстетические и зубоврачебные услуги?
Не только. В случае с VC 4 выбирают проверку здоровья (check up), услуги диагностики, много эстетической медицины, пластической хирургии, трансплантация волос. Медицинских туристов много, потому что у нас до сих пор очень дешево. Американцы не могут поверить в наши цены. Приходится доказывать, что за такие маленькие деньги можно получить очень качественные услуги.

Наверное, так будет недолго? Многие клиники из-за подорожания энергоресурсов готовы повышать цены уже сейчас.
В медицине все дорожает. Несмотря на появившиеся услуги телемедицины, наша работа в основном происходит в медицинских помещениях. И нас напрямую касаются все повышения, начиная с цен на энергоресурсы, заканчивая удорожанием медикаментов, материалов, технологий. Мы также вынуждены повышать зарплаты сотрудникам, так как это происходит в госсекторе — а частный сектор должен немного опережать. Повышение зарплат составляет около 10% в год.

И, конечно, растет себестоимость услуг. Скорее всего, повышение цен будет на уровне годовой инфляции. Это неизбежный, взаимосвязанный процесс.
Фото: Facebook.com/VC4
Фото: Facebook.com/VC4
Фото: Facebook.com/VC4
Фото: Facebook.com/VC4
Фото: Facebook.com/VC4

Квот мало, страхование растет

Вы говорите, что денег в медицине много, но количество квот не увеличивается. Очереди к специалистам и на обследования растягиваются на месяцы. Даже на платные услуги нельзя записаться сразу. Эта проблема связана с системой страхования? И почему у нас практически невозможно застраховаться как физическое лицо?
Для страховых компаний страхование физических лиц — большой риск. Есть несколько компаний, предлагающих такую услугу. Но для этого потенциальный пациент должен пройти тщательное медицинское обследование, чтобы проверить состояние здоровья. Там есть разные ограничения. Бывает и так, что определенные услуги можно получить только через полгода.

Процесс улучшается, но медленно. Но из-за недоступности квотированных услуг он все равно идет в гору. По страховке к врачу или на манипуляцию можно попасть быстрее.

Оборот медицинского страхования в нашей стране превысил 100 млн евро. Это не выплаты, а премии (сколько работодатели платят страховым компаниям). Этот объем премий из года в год растет.

С удорожанием услуг не получится ли так, что страховка становится все менее выгодной?
Да. Этому мешает старый лимит страхования на одного работника в год, который не должен превышать 426,86 евро. Если работодатель платит больше 426,86 евро, сверхлимитная часть премии облагается налогом больше, чем 30%, и полис становится дороже. Выгодно вписаться в этот лимит. Но он был установлен законодательно 15 лет назад, по тем ценам, чтобы корзина услуг была лимитированной.

Совместно с Латвийской ассоциацией страховщиков мы пытаемся доказать, что лимит нужно повышать, потому что он должен идти в ногу с ценами на услуги. Услуги дорожают, нельзя в корзину положить то же, что 10 лет назад.

Между прочим, выполняя определенные критерии, работодатель может оплатить медицинские услуги или кейтеринговые услуги в объеме до 480 евро в год. Есть предприятия, которые выпускают даже специальные карты, куда кладут виртуальные деньги. Работники могут рассчитаться этими деньгами (в рамках лимита) в общепите или в медицинском учреждении. Кстати, кто не знает, раз в году работодатель может премировать сотрудника на 15 евро. Это так, к слову. И это не облагается налогом. Мелочь, но приятно.

Государство идет к страховой медицине? И будет ли у нас две корзины услуг?
Сразу скажу: никакая реформа не грядет. Была идея, которую продвигала министр здравоохранения Илзе Винькеле, что нужно сделать две корзины, чтобы нашим соотечественникам, которые работают и платят налоги в других странах, ограничить доступ к услугам в Латвии. Они там работают, там платят налоги, а лечиться едут в нашу страну, потому что здесь дешевле. Обычно они заранее записываются к врачам, приезжают, получают услуги, пьют кофе с родственниками, встречаются с друзьями и уезжают. И это все оплачивают местные налогоплательщики.

Но идея о двух корзинах не получила поддержки. Поэтому реформы не будет.

Квартал медицины в центре Риги

На примере вашей клиники расскажите, во что вы сейчас инвестируете средства?
Мы растем и развиваемся все время. Группа предприятий VC4 развивает весь спектр медицинских услуг, а также их экспорт — диагностику, лечение и реабилитацию. Работаем в сфере эстетической медицины, у нас несколько клиник красоты. Например, в Anti-Aging Institute мы занимаемся устранением причин старения.

У нас открываются три новые клиники — в офисном центре Verde, в торговом центре Origo и в Клинике дерматологии запускаем вторую очередь, достраиваем еще один этаж. Также готов проект очень большой клиники, со стационарами, операционными залами на Кришьяня Барона, 119. Будем там строить Квартал медицины. Уже есть два здания, будет третье, самое большое.

Акцент делаем на современные методы диагностики и лечения, чтобы нашим пациентам не нужно было оставаться в клинике на ночь. Ориентируемся на высокоэффективные методы операбельного лечения в рамках хирургии одного дня или одной ночи. Будет возможность предлагать пациентам и более длительную помощь, более сложные операции, когда период нахождения в палатах, в том числе интенсивной терапии, составляет несколько дней.

Ваша группа представлена не только клиниками…
Две компании нашей группы представляют известных производителей медицинских технологий. Обычно в Латвии все медицинские центры принадлежат компаниям, которые занимаются производством и продажей фармпродуктов или владеют аптеками. В нашем случае наоборот. Также мы владеем компанией, которая занимается торговлей медицинскими материалами и сложными медицинскими технологиями. Наши дочерние компании делают инсталляции очень серьезного медицинского оборудования в Латвии и во всех странах Балтии.

В компании A.Medical — мы совладельцы, представляем ведущих производителей медоборудования, таких, как Canon (установки магнитного резонанса, томографы, сонографы), Dräger, DEKA и еще более 50 названий. Это большая индустрия!

Есть образовательное направление — старейшая в Латвии Международная Рижская Косметическая Школа, единственная в стране вместе с дипломом предоставляет сертификат Всемирной ассоциации CIDESCO.

Связанная с нашей группой компания по логистике в определенном температурном режиме по всей стране развозит медицинские товары, а также ООО Vizuālā Diagnostika во многих региональных больницах проводит инсталляции диагностических технологий (МРТ, ДТ, маммография) в рамках PPP (Public Private Partnership).

Еще одно направление — мобильные автобусы, которые ездят по стране и проводят скрининг на раковые заболевания. А также служба неотложной помощи, которая дежурит на разных мероприятиях. То есть система огромная.

В регионы вы тоже заходите со своими продуктами?
Да, мы «гастролируем», есть и мобильные бригады, и дочерние предприятия на местах. Например, клиника Ģimenes veselība в Даугавпилсе, клиника Pārventas poliklīnika в Вентспилсе.

Учили, чтобы вытолкнуть из страны

Трудно найти специалистов для новых клиник?
Да, это проблема во всем мире. Врачи учатся не менее 10 лет. А если хотят получить дополнительную специальность, то еще дольше.

Раньше будущие врачи учились первые шесть лет в Латвии, а резидентуру и карьеру выбирали за границей.
Это одна из наших проблем, которая сейчас решается, но с большим опозданием. Еще пять лет назад оба наших медицинских вуза выпускали в год 300 врачей, а мест в резидентуре было около 200. Даже платные места в резидентуре были ограничены. И 100 человек с удивлением и удовольствием принимали в других странах — Германии, Скандинавии, Великобритании. То есть мы за свои деньги учили врачей, чтобы вытолкнуть их из страны. Это одна из ошибок, которую десятилетиями допускало наше государство. Но в результате страшного давления со стороны работодателей и профессиональных организаций здравоохранения в этом году, наконец, места в резидентуре выровняли с реальным количеством выпускников.

Увы, все сделано слишком поздно. Многие хорошие врачи уже уехали. И возвращаются они крайне редко. Единичные случаи. У нас, например, кардиолог доктор Федерс приехал из Германии (из клиники Charité) и интегрировал свою клинику в наш Anti-Aging Institute. Нам просто повезло.

Одновременно резидентам повысили оплату, чтобы молодые врачи могли зарабатывать. Они ведь из-за низких зарплат также уезжали. В итоге средний возраст врачей в нашей медицине сейчас 55–56 лет. Это старая гвардия, которая скоро уйдет из профессии. Хотя если смотреть глобально, то это проблема всех стран. Просто богатые страны могут привлекать зарплатами, а мы нет.

Еще мешают очень строгие требования по госязыку, которые имеют исключения только в одном случае — с украинским медперсоналом. Им позволено работать с переводчиками.

У вас тоже есть специалисты с Украины?
Мы рады, что приобрели трех хороших профессионалов — доктора, медсестру и специалиста по обслуживанию клиентов. Специалист по обслуживанию клиентов работала в лучшей Киевской клинике — это просто другой уровень. За что можно похвалить украинцев — так это за их способность себя преподнести. Нам это просто не дано. Мы годами пытались тренировать подобные навыки у персонала, но научить продавать услуги не всем дано.

e-veselība — это Франкенштейн

Что вы думаете о дигитализации медицины? Нужно ли ее развивать? Вводить паспорт пациента, синхронизировать регистры разных учреждений?
Такой план есть. На различные проекты дигитализации уже выделено около 70 млн евро. Например, планируется привести в порядок регистр онкобольных, потом регистр всех остальных пациентов, базы данных, объединить их, сделать общую экосистему. Это все будет.

Вообще, e-veselība — это Франкенштейн, который создавали десять лет назад. Она плохо работает, там много модулей, которые не сочетаются друг с другом. Но э-рецепт и э-направления работают.

Я был недавно на одном медицинском мероприятии, где участвовали 42 страны, от самых бедных до самых богатых. Так вот Германия потратила миллиарды, и у них по всей стране нет э-рецепта, только в некоторых федеральных землях. А в том же Израиле все работает. Мы к этому тоже идем.

Пациенту важно, чтобы на визит к врачу не приходилось таскать с собой папку анализов, других документов...
Проблема с диагностическими исследованиями фактически решена частной компанией Datamed. Самые популярные системы информации в медицине — это продукты частных компаний, и они хорошо работают — Ārstu birojs, Smart Medical, Profdoc Latvia, Medius.

Четыре системы, которые совместимы одна с другой и взаимно интегрируемы. Они все к тому же интегрируются с Datamed и эта компания держит объединенную базу данных. Есть учреждения, которые имеют свои отдельные базы данных, которые в рамках большого проекта будут объединяться.

В принципе, частники уже все сделали. Государству не нужно дублировать имеющуюся систему. Мне не понятно, зачем все делать заново. Необходимо лишь создать интеграционные платформы, чтобы общая экосистема могла жить с уже существующими элементами, которые хорошо работают. Но если есть желание потратить большие деньги — это печально. Будем надеяться, что разум восторжествует.

Больничное лобби

Куда в целом движется индустрия здравоохранения?
Мировая индустрия не движется в сторону госпитализации, что еще очень чувствуется здесь, в Латвии. У нас очень сильное больничное лобби. И когда мы говорим о здравоохранении, то сразу думаем о больницах.

Но и пациент тоже так думает: пятница, вечер, что-то заболело, семейный врач недоступен, он звонит в 113 и едет в стационар, где все проверят и поставят диагноз очень быстро.
Нормальная система строится иначе. Основное лечение происходит в практиках семейных врачей. На уровне амбулаторной или секундарной медицины делается основное, чтобы разгрузить больницы. Потому что койко-места — это дорого. Да и медицинские современные технологии этого не требуют. Это трата времени и жертвование комфортом.

Поэтому развиваются такие методы, как медуслуги на дому, госпитали на дому. У нас уже есть такие программы. Услуги телемедицины и телемониторинга. Ковид дал этому направлению толчок. Например, у страховой компании If есть такая платформа. И там в рамках страхования можно получить консультацию врача. Молодому поколению это нравится — получить совет врача, интерпретации обследования, свои медицинские данные удаленно. Это то направление, куда должна двигаться медицина. А не держать больных в больницах. Это не по карману ни одному государству. Поэтому число койко-мест во всем мире с каждым годом уменьшается. Исключением была пандемия. Но такие ситуации должны решаться по-другому, как во время войны или эпидемии, мы должны быстро развернуть койки, а потом свернуть.

Война в Украине заставляет нашу медицину быть готовой и к чрезвычайным ситуациям…
Да, мы должны думать и о вероятности войны. У нас нет военного госпиталя, поэтому вся военно-медицинская инфраструктура будет разворачиваться на базе гражданской медицины. Для этого должен создаваться резерв, и об этом нужно заранее думать.

Главное -- доступность

Что вы можете сказать о приоритетах пациентов — им важно где лечиться — в государственной или частной клинике?
Пациентам не важно, где они получают оплаченную государством услугу — в частном, муниципальном или государственном учреждении. Главное, чтобы это было доступно — по времени, по деньгам и по территории. И важно качество. Мы узнали это по опросам.

А что касается клиник, то частные живут в условиях рыночной экономики, а государственные — в экономике субсидий. Мы не получаем инвестиции ни от государства, ни от фондов ЕС. Но предоставляем одинаковые услуги и качество. Государство субсидирует свои клиники, но в итоге платит дважды. Чтобы открыть государственную поликлинику, нужно построить здание, купить оборудование, иногда погасить долги, а потом выделить финансирование.

Частники делают это за свой счет. Инвестиции нужны для содержания неотложной медицинской помощи и больниц, но не для обеспечения амбулаторной медицины. У частных компаний как-то хватает финансирования для обеспечения качественных услуг по тем же самым низким тарифам, которых общественным медицинским учреждениям амбулаторной помощи обычно не хватает. Тогда кому хороший хозяин должен отдавать деньги?

Полина Элксне/«Открытый город»

 

12-01-2023
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№12(153) Декабрь 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Андрис Америкс: "Кризис ускорит переход к зеленой энергии"
  • Киров Липман: "Я вкладываю в GRINDEKS  всю душу и сердце"
  • Дмитрий Орешкин : "Россия все больше зависит от "вашингтонского обкома"
  • Андрей Плахов: "Висконти знал, что фашизм не умер"